Сословия – прошлое или будущее современного мира?
» » » Сословия – прошлое или будущее современного мира?

Сословия – прошлое или будущее современного мира?

Рубрика Эксклюзив | 0

Сегодня в мире все чаще говорят о неофеодализме как нашем общем будущем – государственном строе в стиле «Игры престолов» с технологическими инновациями, то есть речь идёт о реставрации сословного общества. Так ли это? И если да, то что это такое? Каковы перспективы и возможные сценарии развития? Является ли подобный процесс шагом назад или же это движение вперед? Попробуем разобраться.

Значение сословий

Суть сословий в том, что на определенную группу людей общество налагает определенные обязанности. Эта группа, по идее, создает среду, способствующую выполнению этих обязанностей, и передает накопленный опыт по наследству.  Знания передавались от отца к сыну. Уровень смертности был высоким,  иногда учишь человека, учишь, а он возьмет да и умрет. А умер один, надо искать другого наследника, легче всего в семье поискать – младшего брата, например, или кого-нибудь из родственников. Это не современная жизнь, где молодой человек учится до 30 лет. В средневековье 30-летний человек уже считался пожилым, ведь средняя продолжительность жизни  была 40 лет. Естественно, в таких условиях доверять одному человеку жизненно важные функции неразумно. По этой причине и создавались сословия, цехи, всевозможные социальные группы.

Платон
Платон

Платон, не вдаваясь в подробности, обозначил три сословия согласно их обязанностям. Это правители-философы, воины-стражи и демиурги (творцы). Значит, гражданин либо что-то производит,  либо что-то охраняет, либо чем-то управляет. Все предельно ясно.  Правда, слегка напоминает советскую систему: есть партия – рулевой, есть доблестные чекисты, а также трудящиеся с очень широким спектром продуктов труда от ночных горшков до космических кораблей. Проблема тут в том, что задачи, которые стоят перед обществом, обычно сложны и одному сословию не по плечу.

Но, как бы там ни было, сословия формировали структуру общества и при правильной структуризации помогали поддерживать стабильность в государстве. Была определена культура поведения каждой группы общества, выдвинуты требования к ним, сформированы обычаи. На обычаи и традиции общество опиралось. При этом чем крепче были традиции каждого сословия, тем сильнее было общество в целом.

Сословное деление

Очертания сословий просматриваются уже в древнейших обществах. У примитивных племен были шаманы, вождь, воины, собиратели (или крестьяне). В Древнем Египте – фараоны, жрецы, воины, писари, рабы и крестьяне. Это были сообщества,  каждое из которых  имело свои правила поведения и должно было их соблюдать.

Фреска из Помпей
Фреска из Помпей

Но все же не правила и не внутренняя культура определяли сословия. Их определяли отношения с государством, степень причастности к принятию властных решений. Так в Древнем Риме существовали высокородные патриции и сенаторы, но был еще и нобилитет –  богатые граждане, имевшие вес в государстве и способные влиять на принятие решений. Это очень напоминает социальный процесс возникновения современных олигархов (кстати, опять же термин из античной истории). Вроде бы олигарх ни на что права не имеет (он не сенатор и не патриций, то есть не политик и не правитель), а вопросы может решать не хуже, чем они. Государственные решения в этом случае финансируются частным образом, исходя из приватных интересов, и этому сложно противостоять.

В то же время существование сословий невозможно без сословной солидарности, поддержки своих для удержания существующего порядка. В средневековье это прослеживалось весьма отчётливо.  Тогда сословий в Западной Европе было немного. Первое сословие – священники, второе – аристократия, третье – простолюдины, рабочие. Первое и второе сословия были освобождены от налогов и государственных работ и поддерживали своё привилегированное положение всевозможными уставами и правилами поведения. Права, вольности и обязанности четко регламентировались. Рыцарь должен был воевать, а крестьянин мог не воевать и не помогать своему сюзерену в военном деле. Феодал должен был содержать немощного или больного крестьянина за свой счет или отдать его на попечение монастырю, оплачивая расходы. Католическая церковь, которая пополнялась за счет младших сыновей дворян, брала на себя обет безбрачия, при этом фактически контролировала социальную жизнь средневекового общества.

Торговля, война и сословия

Как видим, торговый люд не вписывается  в эти сословия совершенно.  Конечно, можно было купить себе титул, но тогда пришлось бы при необходимости воевать, чего торговцам совершенно не хотелось. Кстати, именно войны положили начало изменениям в сословном делении. Еще в Древнем Риме существовали эквиты (всадники). Это была сражавшаяся верхом патрицианская знать, позднее часть высшего цензового разряда римских граждан, которые могли позволить себе купить коня и служить в кавалерии. Да вот толку от этой золотой молодежи было мало. В битве при Каннах эквиты сдали фланги и позволили неприятелю окружить войско, а потом и уничтожить численно превосходящую врага первоклассную пехоту римлян.

Тут, очевидно, родилось то самое классовое чувство простых легионеров к конникам, которое они сохранили на протяжении всей римской истории. На конницу не надеялись, а если она была очень нужна, то нанимали из германцев и  франков. Все эти подробности приведены тут не для красного словца, а для того чтобы показать, что часто сословие со своими прямыми обязанностями не справляется.

100літня війнаВозьмем другой пример. Во время Столетней войны французские рыцари проигрывали английским лучникам. Проще говоря, простонародью. По всем сословным понятиям утонченные обвешанные броней французы должны были разбить уступающих им по численности и качеству доспехов британцев, но не вышло. Падая с коня на поле боя, французский рыцарь и не думал сражаться далее. Он предпочитал сдаться английским мужланам, зная, что родное поместье выкупит его у англичан, а пока он будет томиться в плену, то точно не погибнет в каком-то сражении. 

Сословная эволюция и революция

Итак, чёткое теоретическое деление мира на сословия  постоянно сталкивалось с меняющейся реальностью. Тем не менее в истории каждой страны просматриваются этапы формирования сословий и процессы их трансформации.  

В какой-то момент Европа, по большому счёту, перестала уделять так много внимания идее деления на сословия.  Их не отменили совсем, а, скажем так, сделали менее значимыми. Более важным становился вопрос принципов государства,  самоуправления и развития общества, а не сословных правил. Не отменяя сословий (или не вводя их), множество наций занялось конституционными процессами и улучшением судовой власти, а также вопросами самоуправления. Общество стало более гибким, стало жить, не только соблюдая традиции и обычаи, но и учитывая законодательные нормы и общественные идеи. Это привело к дальнейшему социальному развитию государств в историческом плане.

Штурм Бастилии
Штурм Бастилии

Так, например, Великая французская революция не отменила сословий, а просто создала один общий парламент, а не сословный многоуровневый, который был ранее. Сословия же во Франции были отменены намного позднее. А вот в Британии они до сих пор существуют. И ничего, живут люди неплохо. В США сословий, учитывая историю этой страны, никогда не было, но есть богатые семьи и политические кланы.

На основании этого можно ли считать американское общество сословным? Считается ли сословным общество в Индии, которая является республикой и де-юре сословий не имеет, но де-факто там весьма суровое сословное деление. И, наконец, считаются ли общества Японии и Южной Кореи сословными, ведь у этих народов практикуется пожизненный наем на работу, а начальник по совместительству должен быть патриархом и мудрецом? Вопросы риторические, но заставляют задуматься.

Гримасы отечественной истории

Петр I
Петр I

Популярность легенды о призвании варягов править Киевской Русью интересна тем, что заложила паттерн дальнейших исторических событий. Во-первых, поиск decision-makers за рубежом. От появления первых иностранных специалистов при московском царе Алексее Тишайшем и реформ Петра I до призвания «новых варягов» после Революции достоинства. (Не хотелось бы думать, что это из-за такой национальной черты, как безответственность. Но зарабатывать на власти хотят все, а управлять и отвечать за результаты, как правило, никто.) Во-вторых, слепое заимствование модных идей. В послепетровские времена дворянин по замыслу реформаторов должен был нести отсталому обществу свет западной цивилизации. Вместо этого в России было установлено невиданное доселе рабство и издевательство над подданными. Обычно  барин всё время торчал на Западе, а крестьяне, тяжело работая, все эти расходы оплачивали. (Кстати, такая модель социальных отношений ничего вам не напоминает?)

Второй паттерн – постоянное ожидание барина, «который рассудит». При полном наплевательстве к своей судьбе за историю пребывания Украины в составе Российской империи укоренилось серьёзное понимание  своего места в сословном мире. У французов, англичан, да даже у немцев все размыто. Назвался человек джентльменом – все ему верят до тех пор, пока не обманул, а обманул – изгоняют из общества. Российская же сословная система была одной из самых запутанных в мире. Скажем, казаки – крестьяне или нет? Занимаются сельским хозяйством, но от уплаты налогов освобождены. Вместе с тем воинская повинность у них есть, но особого рода.  Европеец не разберет, кто они такие. Или возьмём купцов. Купцом первой или второй гильдии можно было стать… заплатив взнос. А потом можно и не торговать! Ещё были почетные граждане, освобожденные от уплаты налогов, а были мещане, эти самые налоги уплачивающие.  Российская империя постоянно переписывала табели о рангах и плодила новые и новые сословия, а также определяла для них нормы поведения. Что и привело, как мы с вами знаем, к закономерному финалу.

Октябрем по сословиям

С царской Россией злую шутку сыграла запутанная система сословий и чересчур серьезное отношение к ней. Дворяне весьма неохотно принимали в свои ряды чужаков. В результате появилась межсословная категория населения – разночинцы, хорошо образованные и имеющие приличные манеры недворяне, можно сказать «недодворяне». Оказалось, что в тот период истории классические дворяне были менее полезны обществу и уже не способствовали прогрессу, а тормозили его. И тут началось… Одна кровавая революция сменяла другую, а закончилось это все отменой сословий в 1917 году. В Февральскую революцию пообещали, а в Октябрьскую – воплотили в жизнь. 

Казалось бы, всё, баста! Но отнюдь. Схема стала значительно проще.  В советском обществе появились новые «дворяне» – члены партии, особенно ее руководители всех уровней, номенклатура. Есть класс рабочих, класс крестьян, а также прослойка между ними и новым «дворянством» – непартийная интеллигенция и служащие. Следовательно, опять те же разночинцы, «недодворяне». Огромное количество рабочих и крестьян стремилось попасть в эту прослойку вовсе не для того, чтобы интеллектуально трудиться, а чтобы получить привилегию не работать руками. Более того, им как людям правильного происхождения (как раз антидворянского, рабоче-крестьянского) путь наверх был значительно проще, чем для «гнилой» интеллигенции. Короче говоря, сословная принадлежность продолжала играть свою роль в судьбах многих.  

В результате образовались номенклатурные кланы – днепропетровский, московский, ленинградский. Работало не столько новое самосознание советского человека, сколько патриархальные традиции той же сельской общины. Один клан идет на другой, как тысячу лет назад одна община на другую. Лучше всех подготовлены для этого люди из глубинки, которые хорошо знают законы клановой общины и живут по ним. Особое место занимают представители национальных окраин – Средней Азии, Закавказья. Тут родоплеменные законы значат ещё больше, чем в сельской глубинке,  и вполне пригодны для борьбы за власть в рамках неустойчивой новой иерархии.

Перестройка для номенклатуры

Что размыло жесткие границы сословий на Западе? Принципы демократии, политическая мысль – либеральные идеи, конституционные процессы, глобализация и технологические инновации. В то время как идея коммунизма в СССР была скорее религией, чем политическим течением, а идеологи были больше жрецами, нежели учеными. Никакой политической жизни в принципе не было. Обыватель должен был делать то, что ему укажут, и знать только то, о чём ему расскажут. При таком состоянии умов  на смену одним сословиям неизбежно должны прийти другие.

Паттерны «призвание варягов» и «барин рассудит» снова стали актуальны.  После развала Союза местные элиты начали межклановую борьбу, ища поддержку в странах развитой демократии. При этом важно сознавать, что никакого нового демократического общества высшее сословие партноменклатуры строить не собиралось. Было только сословно-солидарное желание конвертировать политические и карьерные активы  в финансовые. То есть никакой классической политики, никаких принципов, никакого реального конституционного процесса, никакого нового общественного договора. Живем, чтя традиции и соблюдая обычаи. Повторяется картина времен крепостничества, когда определенная группа людей вместо просвещения и западной культуры несет стране новые испытания, при этом единолично используя ее ресурсы.

Налицо попытка формирования псевдодемократической номенклатуры как нового сословия. С учетом 25 лет независимости в нем уже отчетливо прослеживаются линии наследования материальных активов, связей, должностей. Даже при нынешней ультрадемократической и патриотической риторике процветает кумовство. Сформируется ли новая сословная иерархия локального масштаба или мы просто как данность получим глобальную структуру из гиперкочевников, оседлого населения и инфракочевников, которую пророчит Аттали, покажет время. Обидно другое – при новом «феодализме» у новых «дворян» с кодексом чести и чувством долга большие проблемы. Защищать низшие сословия точно никто не будет. Это следует принять к сведению.