Праймериз иллюзий: без изменения политической системы Украина обречена на эмуляцию демократии
» » » Праймериз иллюзий: без изменения политической системы Украина обречена на эмуляцию демократии

Праймериз иллюзий: без изменения политической системы Украина обречена на эмуляцию демократии

От выборов к выборам лидеры украинских политических сил декларируют необходимость перевода избирательной системы на рельсы внутрипартийной конкурентной электоральной борьбы. Однако дальше популизма идея реального воплощения модели праймериз-выборов в Украине не зашла. Этому есть логические объяснения.

 

Высокие отношения с низкого старта

В переводе с английского «праймериз» (primaries) означает «первичный». В политическом контексте речь идет о предварительных внутрипартийных выборах единого кандидата от политической силы, который будет конкурировать в основных выборах с кандидатами от других партий. Из множества известных моделей проведения праймериз, наиболее распространены две – «открытая», когда единый кандидат выбирается электоратом, и «закрытая», когда голосуют исключительно члены партии. 

В любом случае праймериз является инструментом открытости партий перед избирателями, непосредственного вовлечения электората в деятельность политических сил, совместной ответственности за успехи и провалы реализации программных принципов и направлений. По большому счету, праймериз вполне справедливо называют образцом, идеальной формой современных демократических институтов, которая минимизирует влияние на политические процессы партийных боссов и олигархов.

Родоначальником многоуровневой избирательной пирамиды на основе праймериз по праву считаются США, где первые внутрипартийные выборы были проведены еще в 1842 году. Американское ноу-хау предусматривало открытую модель выдвижения кандидатов от партий, нивелируя былую практику внутрипартийных кулуарных договоренностей. В 1901 году, в штате Флорида, праймериз впервые был закреплен на законодательном уровне.  

 

Наиболее показательным примером стали последние выборы Президента США. Как известно, Дональд Трамп, совершенно неожиданно, как для демократов, так и самих республиканцев, выиграл партийный праймериз. Ему удалось подвинуть 17 кандидатов в числе с известнейшими тяжеловесами американской политики. Вторым откровением для всего мира стала победа Трампа над Хиллари Клинтон.

Не менее убедительным примером торжества западной демократии стали выборы Президента Франции. Как известно, за кандидатство в праймериз соревновались семеро претендентов от правящей Социалистической партии, среди которых такие известные в мировой политике личности, как бывший премьер-министр Манюэль Вальс, экс-глава Минэкономики Арно Монтебур, два бывших министра образования – Бенуа Амон, Венсан Пеньон и другие. Примечательно и то, что предшественник Эмманюэля Макрона Франсуа Олланд, осознав свой крайне низкий электоральный рейтинг, не стал выдвигать свою кандидатуру на рассмотрение однопартийцев. Внутрипартийные первичные выборы провели также французские республиканцы, кандидатом от которых стал экс-премьер-министр Франсуа Фийон, и «Национальный Фронт», отдавший свои голоса за Марин Ле Пен.

Праймериз взят за основу в политической жизни некоторых стран Латинской Америки. А в Уругвае и Аргентине первичные внутрипартийные выборы закреплены законодательством, нарушение которого карается внушительными штрафами.

 

Призрак демократии

Если же говорить об Украине, похоже, что наши политики выжимают максимальную выгоду исключительно от процесса пути в Европу, но отнюдь не перспективы достижения конечной цели. «Праймериз по-украински» похож на «высокую моду», когда зрители рукоплещут подиуму, но считают неприемлемым пользоваться демонстрируемым модельным рядом в повседневной жизни.

Каким только образом наши политики не подменяли понятие истинной партийной демократии: и открытыми списками, и смешанной мажоритарно-партийной системой. При этом, что вполне очевидно, вирус внутриполитической партийной коррупции не только не был локализован, но и полностью поразил весь украинский политикум. Места в списке, как продавались, так и продаются. Как зависели партии от кошелька, а, значит, и воли, олигархата, так и продолжают зависеть. Избиратель по-прежнему остается не удел. Лишенный права свободного выбора люди, как правило, вынужденно голосуют за любого кандидата только лишь потому, что не хотят победы на выборах действующей власти.

Одной из основных проблем, нивелирующих саму идею праймериз, является модель лидерских партий. Согласитесь, трудно себе представить, чтобы члены «Батьківщини» выбрали иного кандидата нежели Юлию Тимошенко, БПП — кого-то другого вместо Петра Порошенко, а радикалы посадили на скамейку запасных Олега Ляшка. Все мы также были свидетелями недавнего раскола внутри Оппозиционного Блока. Под предлогом надуманной «наибольшей популярности в восточных регионах», которая не подкреплена правдивыми социологическими анализами, Юрий Бойко пошел против воли партии, объединившись с, казалось бы, непримиримым врагом Вадимом Рабиновичем. А ведь еще совсем недавно Рабинович во всю, не подбирая эпитеты, полоскал «нижнее белье» Бойко во всех эфирах. Эксперты допускают, что основной причиной всего этого политического цирка является даже не столько президентские амбиции Бойко, сколько его согласие на заманчивое предложение Банковой исполнить роль технического кандидата Петра Порошенко. В любом случае, никакого отношения к исследованию реальных электоральных рейтингов Бойко-Рабиновича на Востоке ситуация не имеет. А публичные заявления новых бело-голубых союзников о «партийной монархии» в рядах экс-регионалов, которая, дескать, не допускает определения реального единого кандидата на основе проведения открытого праймериз, выглядят, мягко говоря, наигранно и смешно.

 

Единый кандидат в первом туре

В 2014 году в Украине была предпринята попытка реализовать такую разновидность «праймериз», как выдвижение единого кандидата в Президенты от всех политических сил. Реализовать ее, впрочем, не удалось. Однако, поддержка Петра Порошенко основными силами постреволюционного политического союза, позволила ему уверенно победить всех 23 соперников.

Как бы социологи, политики и политологи не пророчили Петру Алексеевичу неизбежный провал весной 2019 года, в реальности такой пессимизм писан по воде вилами. Этому есть одна объективная причина – военное положение в большинстве регионов страны. Несмотря на то, что Президент подписал указ о проведении местных выборов в условиях военного положения, заверив, что весной 2019-го однозначно пройдут и выборы главы государства, «проходные» партии, не желательные для Администрации Президента, рискуют оказаться в патовой ситуации. Да, с одной стороны, выборы не отменены. С другой, военное положение несет ограничение демократических свобод. В частности, запрещает проведение массовых акций, к которым относятся в том числе партийные съезды и конференции, не говоря уже об организации и проведении в регионах открытых праймериз с участием широких масс общественности. Проще говоря, политические силы, которые еще не утвердили официально своего кандидата в Президенты Украины, могут этого уже попросту не успеть сделать, тем более, что военное положение имеет свойство продлеваться. Кстати, эта теория недавно стала данностью, с которой столкнулся «УКРОП». 20 октября, под предлогом действия военного положения, Днепропетровский областной совет во главе с его председателем от БПП Глебом Прыгуновым отказал партии в аренде помещения для проведения внутрипартийных выборов кандидата в Президенты. С другой стороны, несмотря на срыв мероприятия, «УКРОП» все же огласил имя своего кандидата. Им стал Александр Шевченко. И данный факт натолкнул на подозрения, что идея праймериз, которую в течение последних нескольких месяцев активно тиражировали в СМИ «украинские патриоты», была для них скорее политическим пиаром, нежели инструментом подлинной внутрипартийной демократии.

Ведущие политологи, которых опросила «Практика власти», единодушны в том, что праймериз нашей стране необходим, если конечно же, мы надеемся дойти до Европы. Однако без коренного изменения действующей политической системы украинский призрак демократии продолжит пугать цивилизованный мир.

 

Антон Финько, политолог

— В украинских условиях для реализации столь серьезного проекта, как праймериз, существуют очень большие ограничения. Во-первых, это практика формирования партийного вождизма, как ответная реакция мелкобуржуазной прослойки общества на влияние крупного капитала. При этом, все политические партии остались зависимыми от олигархов. Эта зависимость полностью блокирует проведение праймериз. Во-вторых, даже вероятность законодательного закрепления процедуры праймериз выглядит достаточно абсурдно. Так как для этого необходим фактор системности в политическом процессе, а Украина сейчас, напротив, пребывает в состоянии хаотичности. Когда главной целью политической элиты является укрепление существующей расстановки сил, любые демократические новации будут блокироваться.

                                           

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики

— Модель праймериз безусловно нужна Украине. Как мне кажется, выдвижение кандидатов должно осуществляться на основе закрытых внутрипартийных праймериз. Однако, партии сегодня к этому не готовы. Наиболее приемлемый вариант – это переход на чистую избирательную модель взамен действующей смешанной.

 

 

 

Андрей Золотарев, руководитель Центра политического консалтинга

— Необходимость в праймериз существует давно. В первую очередь, это наиболее оптимальный механизм разрешения внутрипартийных конфликтов. Но украинская политика, к сожалению, построена на закулисных торгах и договоренностях. Соответственно мы наблюдаем только эмуляцию праймериз, но не проведения полноценной, демократической конкуренции. Собственно, проблема заключается в отсутствии политической воли содержателей политических проектов. Политика партий у нас лидерская. Соответственно вожди партий не заинтересованы в формировании конкурентной среды.